Форум об интернет-маркетинге
Вернуться   Форум об интернет-маркетинге > Коммерческие объявления > Копирайтинг, переводы, текстовый контент

Копирайтинг, переводы, текстовый контент Раздел для исполнителей и заказчиков. Разрешена реклама, 1 исполнитель = 1 тема.

Закрытая тема
 
Опции темы
Старый 21.11.2022, 03:22   #51
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

Земляне


Как прекрасна и далека ты от нас, милая Родина!
Нынче, в Годы Терпения, как расцветаешь ты в памяти, что за удивительные рождаешь воспоминания – сейчас, когда мы далеко от тебя, когда голос врага слышится из-за самого бруствера, а шрапнельные комары жужжат, не умолкая уж пятый год!..

…Мы гнали их, гнали, и настигали, и бились врукопашную, и прорывали минные ходы под окопы – их, чьё имя положено было стереть из памяти, дабы самое прозвание народа-врага истёрлось, чтобы поблек он и в языке нашем, и изойдя кровию из ран; их, кого мы теперь звали “пиксы” – по имени островерхой каски–пикельхельма – их мы выбили из твоих пределов, дорогая, и гнали всё дале, дале, пока они не окопались, не ушли в свою уже землю по самые маковки – и тогда мы стали, отрыли позиции противу вражеских, и воцарилась позиционная война.

Милая, ты кормила нас в этих окопах, и слала нам теплые варежки, а рядовым – махорку и одеяла, ты неустанно поставляла нам газеты с литографиями Правителя, ставшего на время войны Главнокомандующим; о, как струился его лазурный ментик на этих снимках, как сверкала кираса, что за геройские подвиги свершал он самолично то на одном фронте, то на другом, всё где-то поблизости, и война не казалась нам такой изматывающей, хотя мы и видели, что она – это не сражения и окопы, не смерти и страдания, что война – такая долгая, такая тягучая (вдали от тебя, родная!) перестала быть процессом, воцарилась географической единицей, ползучим государством, меняющим свои границы день ото дня: сегодня – на север на длину полёта пули, вчера – на юг на бросок гранаты, и это рыкающее животное, в котором мы – лишь органы, уселось посреди материка на землях сразу четырёх стран, и сидит, гулко поворачиваясь с боку на бок.



Но что-то изменилось, повеяло ледяным и дымным, новобранцев стали присылать реже, и в газетах, по мере того как число наших шагов назад стало превышать число наших шагов вперёд, портреты Верховного на коне, на бронированной танкетке, у стен вражеской или иной столицы (трое из наших задохнулись от восторга насмерть, увидев тот снимок) – портреты Его становились всё крупнее, и мы знали: так надо, и как должное приняли мы то, что в каждой, в каждой-каждой газете Его развевающийся ментик стал сверкать от переливающегося гильоша. Кто-то принёс ненужный слух о том, что в столице главный ювелир Фрагорже стёр себе пальцы до мяса, изготавливая миллионы этих гильошированных ментиков, и все его мастера стёрли пальцы до мяса, но мы выловили и расстреляли распространителя этих слухов, потому что мяса на пальцах мы видели вдосталь, а сверкающий ментик на портрете в каждой газетной статье был и есть для нас символ величия Родины и заботы о нас, ведь это непередаваемо: увидеть утренний взмах зимородочьего крыла, когда раскрываешь широкий бумажный лист!..
Нижние подлые чины вряд ли понимали это и, хотя мы почти слились с ними в свинцовой и кровяно-гнойной возне, некоторые – мы знали – оклеивают тем священным гильошем курительные трубки, зажигательные машинки, а один даже вывел из бирюзовых пластин: “Анцхен, майне либе!” на крышке своего сундучка – и нам стало жаль его, и с болью в сердцах за такое непонимание Заботы и Красоты, мы предали его суду, а сундучок отослали той Анцхен, набив до отказа тёплыми варежками, которых у нас скопилось очень, очень много, потому что многие совсем отморозили себе руки в прошлую зиму, и воевали без рук, бросаясь из окопа в штыковую с винтовкою подмышкой.

Явились и среди нас непонимающие, всё требовавшие чего-то, особенно же выделялся полковой адъютант с неуставной чёлкой, жалкий и хитроглазый, Горальд Слинцик, вхожий к нам не по званию или общности взглядов, а лишь по близости к полковнику Горгу, нашему герою и опоре. Все слухи, всё низкое собирал этот жалкий, и нашёптывал, изображая всезнанье, рядовому составу, и вновь уносился куда-то – за новостями, которых неоткуда было брать, кроме как из пиксовых подмётных листовок.
Мы следили за ним и не раз предупреждали, но, будучи трусом, он всё отрицал, вытягивался во фрунт, и только змеиный его рот чуть кривился в улыбке.

Третий год этого государства памятен был явлением новой болезни – окопного сколиоза, названного так Маргулицом, добрым доктором в закожелом от крови халате – он послал статью с описанием недуга в журнал, и вычитал гранки, не отрываясь от ампутаций, и получил ящик свежеотпечатанных оттисков, и раздал их нам, моделям его, скрюченным на оплечную высоту окопа, со сросшимися на уровне этой высоты позвонками; он, наш добрый доктор, называл её единственной хворью, продлевающей жизнь, и был горд первоописанием, а мы отсылали экземпляры домой, со своими фототипиями в приложениях и докторским красным росчерком, тоже гордые, будто не доставало нам ранее окопной стопы.

Из длинных своих окопов подводя ходы к пиксовым, мы укладывали землю на бруствер, и окопы стали ущельями, и прошла у многих окопная спина, мы распрямились гордо, и продолжали своё дело. Закладывая мину в тоннеле под вражеским ходом, или возникая в чужом блиндаже как духи мщения, мы знали – помнят о нас, ждут нас, и приготовлены уже комплекты наград, да что награды: самая память о том, что мы сражаемся, видна была ежечасно. Оттуда, с дальней линии фронта, наши прорывали сюда норы, дабы вовремя обеспечить свежей газетой, дать инструкцию по сбору воды с земляных стен, поддержать, ободрить и передать табаку.

Закладывая мину, мы получили две в ответ, беря вражеский блиндаж, мы теряли свой, но знали, что дело наше не напрасно, хотя всё меньше становилось нас, всё злее были обстрелы, и когда взрывная дуэль себя изжила, когда пиксы, казалось, стали рождаться взрослыми в своих окопах и во множестве, когда боеприпас и еда почти перестали к нам приходить, торжественный и строгий полковник Горг зачитал нам спасительное:
– Окапывайтесь, верные сыны Наши, уходите во тьму, сберегайте свои жизни для страны, станьте невидимы и копите силы, станьте неслышимы, но слушайте; ждите – и Родина придёт к вам, не уставайте – и унаследуете победу.

Мы плакали.
Нет большего для солдата, чем забота Главнокомандующего-отца, нет чести выше, нет судьбы почётней, чем остаться во вражеской земле манипулой своей страны, и мы стали укрывать окопы накатами из брёвен, мы извели весь лес на эти накаты, выбираясь только по ночам, а после уже и днём, осмелев и дивясь тому что нет нигде неприятеля, никто не выслеживает нас и не открывает огня. Мы усиливали крыши блиндажей тремя, четырьмя слоями брёвен, и скрылись полностью в долгих вёрстах своих лабиринтов, утянув туда даже пушки, и над нами воцарилась тишина и взошли травы, и вокруг нас была тишина и к нам проросли корни, но мы продолжали воевать, слыша иногда как за стеной копает свой ход враг, тоже ушедший под землю чтобы победить хотя бы здесь.

По ходам от отступившего далеко фронта продолжали доставлять нам свежие газеты, в которых гильош сменялся тонкими листиками золочёной бронзы, сканью накладных эполет и зернью пуговиц на фотографиях, но рывшие эти ходы уставали всё более, их перестали сменять, и Слинцик разразился мерзким: – Это не ходы удлиняются, это ваша родина отползает от вас, – и мы неделями гонялись за ним, пытаясь отловить и предать за такие слова даже не суду, а яростному возмездию, но он наловчился будто бы вовсе убирать себя из пространства; мы успокаивались, и он появлялся вновь, мешая нам уже самым своим существованием.

О, как обожали мы нашего Горга, как боготворили мы его, единственного, кто носил эполеты с прошлой войны, человека, у которого Звезда Патриота осталась на коже вместе с Дланью Родины – и как любили мы пересказывать новобранцам эту историю, как слушали они, и не верили, и прокрадывались ночью к нему, спящему, разметавшемуся на солдатских одеялах, и убеждались с благоговейным ужасом в нашей правде: когда командир дивизии награждал его, ещё лейтенанта, за беспримерный подвиг во время взятия Шестнадцатого окопа пиксов, и поднёс руку к горговой груди, снаряд оторвал эту руку и впечатал вместе с орденом в грудь, и на коже остался восьмилучевой след c отпечатком кисти, и в госпиталь – тогда они ещё были – приехала генеральская комиссия дабы засвидетельствовать это чудо, и немедленно произвела Горга в генерал-адъюнкты, но позже разжаловала до полковника потому что пальцев на отпечатке руки было всего четыре (командующий был калекой), а у Родины не может быть четырёх пальцев, Она прекрасна во всём.

<Продолжение следует...>
talia вне форума  
Старый 21.11.2022, 03:23   #52
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

... продолжение

Сейчас, по прошествии подземных лет, не узнать уже Горга; так ослабила его забота о нас, столько тягот легло на его плечи – он стал сдавать во время Большого Голода четвёртого года Сидения, пока мы не обнаружили склад, оставленный пиксами, ушедшими на второй год из своих, сходных с нашими, лабиринтов. В то тяжёлое время мы ещё не умели отделять дождевых червей от наполняющей их земли, травились их осклизлыми тельцами, и думали только об одном: командир знает, Горг не подведёт – но тяготы ослабили его разум. Он стал прислушиваться к речам своего жалкого помощника Слинцика, угрюмо внимал ему, и разражался непристойными речами, главным в которых было отсутствие вестей с Родины, забыл о бритье, не подрезал волос, и долгими часами сидел у кротовьих нор, поджидая их хозяев с ножом и петелькой.

– Я знаю, знаю, кто виноват во всём этом, – заявлял он, но всегда прерывал речь, не договаривал, а Слинцик и Маргулиц вились вкруг него, каждый по своей надобности: доктор – измерить температуру и ласково утереть пот со лба, а Слинцик нашептать что-то, после чего наш полковник будто успокаивался, но ещё более мрачнел. Когда нижние чины и, вероятно, неприятель, извели кротов, наступили Годы Терпения, и Горг повредился рассудком, к нашему глубокому прискорбию…

– Я хочу умереть слабоумным, я хочу, я хочу, Господи, сделайте же что-нибудь! – кричал он, бегал он, ползал и бился он под нарами, и просил, просил нас разбить ему голову, рассказывая, как это прекрасно: не чувствовать ничего, кроме радости, кроме тепла и набухшего в голове света, а-а-а-а!..
Он приставал к каждому из нас, он корчился в крике на сыром полу под нижними постелями, и мы теряли его, потому что он затихал на целые недели, и мы о нём забывали, как вдруг Горг опять взвивался откуда-то из самого тёмного угла, и за ним взлетала его борода, отросшая до пояса, он был тощее и страшней всех нас потому что вовсе ничего, ничего, ничего не ел, и даже не пил уже полгода или год – и он пугал нас всякий раз, и мы его били, и даже били по голове, но недолго, потому что все должны предстать пред ликом Родины после того как кончится наконец, наконец кончится это всё.

Мы не желали ему зла, но не желали и слушать его стенаний, которые расценивали как предательство, мы выстраивали стены из земли и мертвецов чтобы не слышать его проповеди безумия, но он появлялся, всегда незаметно, и садился меж нами, и восторженно смотрел на огонь керосинки. Но однажды мы недоглядели, и доктор Маргулиц взял его, наглого Горга, Горга, желавшего уйти в светлые пучины безумия, Горга, осмысленно желавшего предать нас, этого Иуду, этого несчастного больного мерзавца, и успокоил его, поглаживая по плечам, где ещё недавно были эполеты с прошлой войны (Горг съел их в первый месяц, чревоугодник), вдохнул в него надежду, зажал голову между коленями – а тот вытянулся и ждал, лежал и ждал чего-то – добрый Маргулиц точно рассчитал место, где под волосами, под пергаменовой кожей, под истончившейся костью пролегает то ущелье меж всхолмлёнными Правым и Левым, Чувственным и Рассудочным, то место, где миры соединяет жёлтая струйка никогда не отдыхающей плоти – Вароллиев мост, Вароллиев мост! – Создатель, как прекрасно это название – и воткнул.

Воткнул свой толстый нож, своё врачебное жало – и через волосы, кожу, иссохшую кость и мутную водицу, в которой плещется мозг – прошёл через всё это суетное, и иссек, перерезал соединение меж правым и левым полушарием, и успокоил, и упокоил, наконец, нашего Горга, наше бородатое чудовище, наше подкроватное пугало, нашего полковника, полкана, и он теперь ждёт.

Он ждёт, сидит около бака с дождевою водой, и держит манерку, каждому из нас держит манерку, и улыбается, скотина, но мы уверены, что ему не так хорошо, как он хотел, что, несмотря на рассечение его божественного, ему плохо, плохо ему, не лучше чем доброму Маргулицу, которого мы просто вынуждены были расстрелять за неуместный акт добра – мы свершили над ним акт добра же: добра истинного, высшего, добра вышнего, даже – горнего, ибо что может быть выше деяния, совершаемого во имя Родины, которая есть Небо на Земли!..

О нашем житии в этом скудном мире пишет Слинцик, называя это своим мемуаром; мы не раз проверяли его писания и, хотя он нам неприятен, не нашли там ничего, кроме сухих отчётов об истощении запасов, о приготовлении мелких земляных гад, о нашем досуге; впрочем, имеется подозрение, что он многое заносит туда симпатическими чернилами. Было решено, что для назидания потомкам должен быть сохранён наш быт, сами имена наши, и редкие в подземельях удовольствия.

Из них, например, большое распространение получила игра на спинках кроватей снарядными гильзами, и самый виртуозный из этих ксилофонистов мог безупречно отбарабанить моцартову Лакримозу; мы собрались было его расстрелять, но одёрнули себя: в конце концов, мы же культурные люди. Отдельным приказом был узаконен запрет музыки в целях конспирации.
Ещё из интересного: когда грибы прорастали сюда к нам своим мицелием (по этому признаку определялась осень), мы втягивали их к себе и с удовольствием ели. Знайте же: это не ушлый грибник собрал ранним утром то, что должны были собрать спустя пару часов вы: это мы, замурованные в блиндажах, утянули поживу себе.


На третьем году нашей вахты случилось знаменье: в тёмные наши приделы кто-то сверху (и мы знали Кто!) пробил несколько серебряных трубок, по которым стал поступать упоительный, дивный своею свежестью воздух, и даже самым отчаявшимся стало ясно – о нас помнят, ибо кто как не Она, способна оказать такое благодеяние своим защитникам, и только Горальд Слинцик, по сатанинской своей нелюбви к Ней, увидел в этом знаке, в этих божественных трубках, что-то иное, как всегда извратив и принизив самое светлое:
– Дурни, да это же кладбищенская ограда, крашеная серебрянкой; окститесь, какая “забота”!..

Потеряв дар речи и скорость хвата, мы не успели поймать его и наказать должным образом: извернувшись, мерзавец скрылся в дальних тоннелях и оставался там много дней, наверняка общаясь с брошенными там пиксами, и снова мы, отвечая на его камносердие щедростью своей души, не стали подвергать его наказанию, когда он явился вновь, неузнаваемо исхудавший, но с ехидной улыбкой на змеиных устах.

Из золотых зубов не сопротивлявшегося Горга мы сделали смотровые зеркальца и на тонкой золотой кудели его эполет поднимали их по трубочкам на поверхность, силясь увидеть, что же там изменилось, но лишь комья земли да редкий солдатский башмак попадали в поле зрения, а потом сверкание наших перископов привлекло сороку, она их утащила, а у Горга уже не осталось материала на новые. Непотревоженная земля над нами и вольные на ней травы навели нас на догадку о том, что мы отстояли этот клочок тверди, сделали своим, пересидели и победили врагов, сбросили их, очистили и себя, убрав всё лишнее и всех лишних, и будто свет разлился в наших логовах: понимание снизошло на нас…

И когда мы простились с нашим Горгом, когда без почестей похоронили доброго Маргулица, и куда-то пропал, затерявшись в тоннелях, Горальд Слинцик, возмутитель нашего спокойствия, человек, не любивший никого, остались только мы, став многоголовым общим Мы, тогда мы поняли, что освободившись, сами стали чем-то большим, поняли, что здесь, вдали от Тебя, милая, наше место, что мы Твой эксклав, аванпост и признак, Твоя несломленная длань, Твое сердце, бьющееся под травами – и почва вокруг нас стала с тех пор колебаться со скоростью пульса здорового, выздоровевшего человека, ставшего Родиной самому себе.
talia вне форума  
Старый 21.11.2022, 03:23   #53
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

***
Было три сотни Алис.
Они создавались на фабрике,
Их отправляли в Тунис,
В Америку и в Африку.

Механизм прекрасно работал -
Они воспитывали детей,
Когда дети не нуждались в заботе -
Их забирали у «матерей».

Так проходил день за днём.
Год за годом.
«Матери» не имели чувств.
Их грудь отличалась лишь формой сосуда,
А молоко - лилось как-нибудь.

Одна из Алис была немного другой.
Видимо - брак на конвейере.
Она давала ребёнку покой,
Уют и любовь ненамеренно.

Время проходит, даже - летит.
Ребёнок растёт, а Алиса бежит -
Уходит от мысли, что вот он - конвой,
Дитё уведут, а ее - на покой.

Кролик следит за ней красным глазом,
«Эта Алиса - робот опасный.
Она сумасшедшая - точно вам говорю,
Не в меру, как все мы, а на краю».

Кролика никто не послушал.
Видимо, не доверяют ушам.
До срока осталось пол суток -
Алиса в горячку ушла.

Утро сменяет ночную плёнку,
Приходит Чеширский кот.
Он забирает ребёнка
И отводит в миропровод.

Ребёнка уводят -
Алиса кричит,
Внутри неё - пламя,
Снаружи - как лист.

Алиса начинает искрить,
Потому что не может не говорить,
Себе затыкает рот,
А тело ее выдаёт.

Алису начинает трясти,
Она хочет за дочкой пойти -
Её - ловят, ломают и вяжут,
Питание ей отключают.

Алиса в каком-то подвале.
у Алисы ребёнка украли.
Алиса не верит и плачет.
Вокруг чей-то голос судачит.

Слева включается свет,
Алиса не верит глазам -
Перед нею какой-то бред -
Три сотни Алис стоят по стенам…
talia вне форума  
Старый 21.11.2022, 03:26   #54
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

Случай с Ничто. Послесловие

Да, рассказ не удался. Начало больше было похоже на литературное произведение, а конец превратился в конспект.

Приглашение меня в бар Игорем было отражением реального события, поэтому показалось рецензентам более симпатичным, мне его удалось ярче прорисовать, чем остальной рассказ. Бар, кстати, был действительно небольшим, уютным и в подвальчике.

Этот случай мне ещё запомнился потому, что Игоря, на самом деле, пригласили на работу не в "развлекательный портал", а в одну из ведущих российских корпораций, и Игорь меня не только пригласил в бар, но и помог организовать встречу с представителями этой корпорации. Им я предложил небольшой проект, который их сначала заинтересовал, но потом, к сожалению, проект не получил развития.

Признавая большинство из стилистических замечаний Калинина и упрёки в чрезмерном цитировании Википедии, остановлюсь не некоторых моментах, которые считаю важным пояснить.
Интерес к теме "ничто" у меня появился случайно. Я задумался, каким может быть минимальный размер литературного произведения. Может ли оно быть всего из нескольких знаков? А из одного? А вообще с нулём знаков? Попытался мысленно смоделировать это событие сначала для литературы, а потом и для других видов искусства. Так появилась корявая и графоманская "рукопись, присланная на сайт".

Больше всего меня поразила придуманная мной возможность снять художественный фильм в жанре "ничто". Сначала я хотел эту идею просто подарить всем желающим, но потом подумал, что если фильм удастся, то неплохо было бы как-то защитить свои авторские права на эту идею. Оказалось, что юридически защитить можно не идею, а только сценарий кинофильма. Есть специальная организация, которая регистрирует авторские права на сценарии, и тогда становится возможным вести переговоры о передаче права на экранизацию, но заниматься всем этим я не стану.
Раскручивая мысленную модель нулевого произведения искусства, я попытался представить, как это могло бы выглядеть в музыке, живописи, скульптуре и архитектуре и стал искать информацию о том, что такое вообще "отсутствие". К моему изумлению, в Википедии нашлась очень содержательная статья "Ничто". Оказалось, что эта категория уже много веков разрабатывается в физике, философии, религии, математике, а также в современном программировании.

Более того, оказалось, что часть тех проектов, которые я представил себе чисто умозрительно, уже реализованы на практике: например, серия книг "Ничто", а безмолвная музыка и беспредметная живопись Альфонса Алле были реализованы уже 150 лет назад. Меня это настолько потрясло, что я не смог удержаться от обильного цитирования Вики.

Когда я стал погружаться в историю "Черного квадрата" Малевича, я сильно зауважал этого человека, - основателя супрематизма - нового направления в искусстве, которое не только не потеряло актуальности в наши дни, но и связано с перспективными идеями освоения космоса.

Селим, персонаж, которого я набрался смелости привлечь для оглашения всех чудесных открытий, сделанных по ходу работы над рассказом, – это реальный человек: доктор искусствоведения и академик Селим Омарович Хан-Магомедов (1928-2011), автор книги «Супрематизм и архитектурный авангард» и ещё четырёхсот пятидесяти работ по истории архитектуры.
Скрытая "пасхалка", моего рассказа в том, что Селим Омарович — старший брат Инны Омаровны Мишиной — директора Московского музея Булгакова в «Нехорошей квартире» …

Теперь несколько слов о собственно придумках, изложенных в рассказе. Загрунтованные холсты под видом произведений искусства, и просто невидимые картины и скульптуры, комната и фестиваль "Зеркало абсолюта" всё это, конечно, отдаёт или невинным шутливым чудачеством или авантюрным и намеренно раскрученным скандальным проектом ради дешёвой популярности, ради получения не существующей пока Премии Шнобеля в области искусства.

Как заявил учредитель Марк Абрахамс: «Шнобелевская премия – это не о лучшем и не о худшем. Она о тех вещах, которые заставляют сначала посмеяться, а потом – задуматься».
Дело, ещё в том, - и об этом говорит мой некоторый опыт успешного социального проектировании и инициирования социальных систем, - что, при малейшей заинтересованности, всё когда-либо придуманное людьми, с большой долей вероятности будет реализовано и так или иначе - воплощено в жизнь.

Когда я писал рассказ, мне казалось, что те, кто решится воплотить в жизнь эти идеи, могут составить себе имя, приобрести известность, а может быть и благосостояние, источник постоянного дохода, поэтому я в глубине души гордился практической направленностью своего рассказа.

По жанру рассказ "Случай с Ничто" напоминает мне документальную историческую прозу, в чём-то созвучную с романами Вадима Нестерова "Двинулись земли низы", а также "производственные" романы, в которых много внимания уделено описанию технологий. В частности, речь идёт о романах про попаданцев в первобытные времена, где детально описываются, например, способы добывания огня подручными средствами, выделка шкур и создание каменных орудий. Одно из наиболее интересных в этом отношении произведений - серия книг автора Mirhanrat «Червоточины Каменного Века».
Идеи деловых и культурных технологий, описанные в рассказе "Случай с Ничто", конечно, более современны и более актуальны.

В заключение хотел бы обратить внимание на такое достоинство рассказа "Случай с Ничто", как широкое использование возможностей мультимедиа. Другие авторы конкурса "В этом странном мире бывает всё, что угодно" почему-то избегали вводить в свои произведения музыку, видео и фотографии, ограничиваясь только сухими текстами. Возможно, это дань прежним традициям литературных конкурсов.
talia вне форума  
Старый 21.11.2022, 03:26   #55
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

Ода мозгоёбу

Мы вас безмерно уважаем.
Вы вхожи в пантеон титанов,
Ваш стиль всегда неподражаем,
Настолько ярок, многопланов,

Что часто, так или иначе,
Едва ли отделим от стресса,
Он полной требует отдачи
От всех участников процесса.

Желаем творческих успехов,
Незабываемых моментов,
Пускай и впредь разносит эхо
Стенанья ваших оппонентов.

Как жаль, что мы не догадались
Издать пособие, ну чтобы
На ваших кейсах обучались
Все молодые мозгоёбы.

Пускай завистников уколы
Порою вносят коррективы -
Мы верим, что у вашей школы
Большие в мире перспективы.

Что впереди еще так много
Побед и доблестных сражений,
И конференций по итогам
Разнообразных достижений.

Мы выражаем благодарность
За энергичность – всем отделом –
За трудолюбье, регулярность
И верность избранному делу.
talia вне форума  
Сказали спасибо:
Старый 21.11.2022, 16:58   #56
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

С ЧАЙКАМИ НА «ТЫ»

Тая́ реинкарнации надежду,
как средства
продолжения пути,
ряжусь
в нечеловечью я одежду,
крылатость
вожделея обрести.
Мечтаю:
горизонты
станут ближе.
Увижу ойкумену с высоты.
И буду сизарем
парить в Париже.
А, может,
стану с чайками на «ты».
talia вне форума  
Старый 23.11.2022, 01:41   #57
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

«...нелегко с Кощеем сладить: его смерть на конце иглы, та игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, тот заяц сидит в каменном сундуке, а сундук стоит на высоком дубу.»
Сказка «Царевна-лягушка»


Победитель

Иван пришел, совлек сундук громадный.
Кощею – смерть!
Не жаль злодея, надоел изрядно -
Зажился ведь.

Под крышкой – заяц с уткой. Жгла зарница
в лесной тиши.
Иван бесстрастно зверя вместе с птицей
Распотрошил.

Достал яйцо, что утка в мягком теле
Не сберегла.
Весь в предвкушеньи, руки чуть вспотели...
И вот – игла.

Сломал иглу – и ощутил потерю.
Свело живот.
В грудине боль и в правом подреберье;
Холодный пот.

Ударил гром, обрушился обманный
Концепт вещей.
Считал себя царевичем Иваном?
А ты – Кощей!

Суть бытия предстала, сбросив маски,
Во всей красе:
Ни Василис, ни принцев нету в сказке –
Кощеи все.

Зачем сундук вскрывал? что было толку
В том кураже?
Зачем ломал бесценную иголку?!
А всё уже.
talia вне форума  
Старый 23.11.2022, 01:42   #58
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

Причудилось

Босоного бежим
к серебристой волне –
в набегающий пыл
отраженья заката...
В море вызрела жизнь,
и причудилось мне,
что омаром я был
первобытным когда-то.
Инспектируя ил,
тихо ползал по дну,
невзирая на страх
злых акульих теней.
И когда возлюбил
я креветку одну,
гарцевал до утра
на песке перед ней.
talia вне форума  
Старый 23.11.2022, 01:42   #59
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

Дело в шляпе

Дождался! Теперь жизнь изменится: после стольких лет решение его вопроса, наконец, сдвинулось с мёртвой точки, и всё должно было вот-вот благополучно устроиться. «Вот-вот — это уже ерунда», — думал Д., умываясь утром. «Вот-вот — это, можно сказать, дело в шляпе», — довольно размышлял он, бреясь. Тут он вспомнил о своей любимой фетровой шляпе: хорошо бы в ней отправиться к Б., который ожидает его сегодня и который лично содействует разрешению его вопроса.

Торопливо смыв пену с лица, он рванул в прихожую, пошарил на верхней полке шкафа и отыскал хомбург. Фетр цвета кофе с молоком, коричневый шёлковый кант по тулье. Поизносился убор: поля затерты по краям, на шёлке — затяжки. Д. накинул прямо на майку пальто, нацепил шляпу и посмотрелся в зеркало — вид потрепанный. Снял — стало ещё хуже: теперь Д. слишком простецки, несолидно выглядит. Ждать столько лет и прийти к Б. таким нелепым и жалким? Будто бы у него, у Д., всё так плохо, и он только и делал, что ждал?!

Настроение испортилось. Квартира показалась темной и неухоженной, жена, позвавшая завтракать, — заспанной и неопрятной, а сырники — прогорклыми.

— Опять всё против меня! Я не могу идти к Б. в заношенной шляпе, — мрачно сказал Д. жене, почти с отвращением глядя на след от подушки на ее лице.
— Как будто эту шляпу заносил кто-то другой, — сказала она, сделав акцент на слове «заносил». — А вообще — пойди да купи новую. Деньги есть: я на салон себе откладывала…

В окна тесной кухоньки заглянуло солнце — лицо Д. посветлело. Он чмокнул жену в очаровательные, припухшие после сна глаза и, воодушевленный, выскочил из-за стола: скорее — в магазин и к Б.!

На улице было тепло. Д. уверенно, широко шагал, расстегнув пальто и сжимая в кармане деньги на новую шляпу. Старую он положил в дипломат и взял с собой (на всякий случай).

— Мне нужен хомбург. Цвет — кофе с молоком, коричневый кант по тулье, — сказал он продавцу в черно-белом костюме-тройке. — Поскорее, пожалуйста, опаздываю на встречу. Столько ждал…

Долговязый, длинноволосый продавец, с узким, будто сплюснутым по бокам лицом, что вместе с костюмом делало его похожим на русского спаниеля, молча нырнул под лавку, и через пару минут Д. уже примерял шляпу.

— Ну, как? — вертясь у зеркала, неуверенно спросил Д. у спаниелеобразного.
— Изумительно, — низким, чуть гнусавым голосом ответил, не глядя, тот.
— Да как же изумительно, если ужасно?.. Куце, и уши жмет…
— Примерьте на размер больше, — невозмутимо сказал продавец и нырнул за другой коробкой.
— А эта шляпа болтается на мне, как на деревянной болванке.
— Может быть, другую модель желаете?

Д. мерил уже которую по счёту шляпу, но всё было не то, не так и не по нему. Коробки на лавке росли, громоздились, мялись, жались и тулились, а подходящего убора в них никак не находилось. Смотрясь в зеркало, Д. будто видел себя глазами Б., и голос Б. в его голове каждый раз укоризненно говорил:
— Нет, я не могу тратить время, чтобы помогать человеку в ТАКОЙ шляпе. Никуда не годится.
— Это всё никуда не годится, — сказал Д. продавцу и вышел из магазина.

Солнце издевательски припекало макушку. Он достал из дипломата измятый хомбург и обречённо его надел: делать нечего, придётся идти к Б. в таком виде. Нелепом и жалком.

Светловолосая курносая секретарша Б. смотрела на Д., казалось, презрительно.
— Б. ждал вас, но только что ушёл. Сказал, чтобы вы шли домой и там ожидали.

Д. уныло побрел домой. Но уже подходя, вдруг резко, будто вспомнив о чём-то важном, развернулся и поспешил снова в галантерейный магазин.

— Давайте ту, первую, что на уши давила! — шумно и часто дыша, крикнул Д. с порога.Из магазина вышел уже в новеньком, почти бархатистом на ощупь хомбурге.

Проходя мимо стеклянных витрин, Д. всматривался в своё отражение, которое казалось ему то внушительным и солидным, то смешным. Он снял новую шляпу и надел ношенную, немного прошёлся, а затем и старую убрал в дипломат. Какое-то время шёл без головного убора, потом снова влез в новый хомбург и — в очередной раз — снял.

Устав, вспотев, вконец измучавшись, он яростно сжал бархатистый фетр и выкинул его в урну.

Дома Д. встретила взволнованная жена:
— Приходил Б., ждал тебя, но только что ушёл… Просил подойти к нему завтра и непременно дождаться…
— Ну, уж нет! Сколько можно ждать? Надоело, устал… — сказал Д.

Он разделся и вернул свой заношенный уютный хомбург на место.
talia вне форума  
Старый 23.11.2022, 01:43   #60
talia
Прогрессор
Доцент
 
Аватар для talia
 
Регистрация: 21.06.2020
Адрес: С.Петербург
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 2,314
Получил(а) "Спасибо": 4,401
Нарушения: 0/0 (0)
Репутация: 216134

Thread Starter Re: Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно"

Дело в шляпе!

Ждем решения жюри.
talia вне форума  
Закрытая тема

Метки
конкурс 2022

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Конкурс 2022 - "В этом странном мире бывает всё, что угодно" talia Курилка 69 21.11.2022 19:09
Конкурс «Дуэль». 01-02.2022. [модерация!] [обсуждение и рецензии на работы] Теперь Копирайтинг, переводы, текстовый контент 539 03.03.2022 00:10
Литературный конкурс малой прозы «Дуэль». Январь-февраль 2022. [официальная тема] Теперь Копирайтинг, переводы, текстовый контент 85 13.02.2022 18:08
Я сейчас езжу на этом magelan Курилка 114 21.04.2021 11:14
бывает обидно за хороший ресурс sony Курилка 20 03.10.2020 21:02


Текущее время: 11:05. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.11
Copyright ©2000 - 2022, vBulletin Solutions Inc. Перевод: zCarot